Перейти к содержимому

Toggle shoutbox Чат Open the Shoutbox in a popup

@  Torturer : (18 Июнь 2018 - 11:53 )

Не надо ляля, я нормальный.

@  Киршиан : (30 Май 2018 - 03:56 )

ты каждые 30 минут че-то забываешь.

@  Torturer : (29 Май 2018 - 02:46 )

Я забыл.

@  Torturer : (29 Май 2018 - 02:46 )

Чо? Я?

@  Киршиан : (27 Май 2018 - 10:51 )

Торчер, твою ж налево, где мой постЪ

@  Torturer : (25 Март 2018 - 11:30 )

Любви всем немногим, кто выжил.

@  Torturer : (25 Март 2018 - 11:30 )

О, наконец, Торчер комп починил. И интернеты сделал.

@  Киршиан : (11 Март 2018 - 07:24 )

Там тебя в скайпе еще один постЪ ждет, давай думать, че дальше будем делать.

@  Киршиан : (11 Март 2018 - 05:49 )

Призываю тебя в скайп! А если не в скайп, то хотя бы в контактик.

@  Киршиан : (11 Март 2018 - 05:48 )

Слышь, Торчер. Тебе тут пост приехал: http://blackcrusade....age-3#entry1559

@  Torturer : (15 Февраль 2018 - 09:58 )

Блеать, Нокс. Я про тебя забыл.

@  Нокс : (12 Февраль 2018 - 11:26 )

...

@  Torturer : (25 Январь 2018 - 12:43 )

Да, даже гомосексуальное совокупление "гусеницей" в точку. Я уверен, чем-то таким они и развлекаются. Не может человек беспочвенно называться пидорасом.

@  Torturer : (25 Январь 2018 - 07:31 )

Читал "День опричника". Отчетливо видел образ инквизитора-пуританина, вот прямо до мелочей.

@  Torturer : (25 Январь 2018 - 03:17 )

Вообще, с моей точки зрения, все именно так и происходит. А потом этот вот свет в конце туннеля, голоса всякие. Помню, однажды услышал "Давайте ему хоть почку вырежем", долго думал над этим.

@  Урсула Рейфи : (24 Январь 2018 - 10:23 )

Реал, это когда в полёте шпиль вмазывается в тебя!

@  Torturer : (24 Январь 2018 - 12:03 )

Вам доводилось когда-нибудь в полете вмазываться в стену шпиля? Реал действует примерно так же.

@  Torturer : (24 Январь 2018 - 12:02 )

Реал затянул. Я его добью.

@  Урсула Рейфи : (23 Январь 2018 - 10:54 )

И где пост?

@  Torturer : (18 Январь 2018 - 08:23 )

*втянул голову в плечи* Она крепкая, не надо пробовать.


Сага о Ръяреке Ищущем Тропы


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 7

#1
Видгрим

Видгрим

    Новичок

  • Космодесант
  • 5 сообщений

8594205.jpg



#2
Видгрим

Видгрим

    Новичок

  • Космодесант
  • 5 сообщений

Весна давала о себе знать, скупая, сырая и промозглая, она всплывала из моря с нарастающим день ото дня солнцем, она выжигала ледяной панцирь, и обнажались черные волны, твари глубин рвались из многокилометровой подводной тьмы, чтобы насытиться и успеть сойтись в брачных игрищах среди волн, освобожденных ото льда. Молчание объяло мир белого, царство угасающей зимы; ветер пал, обожженный пронзительной синевой и затих у самой земли. Поля темнеющего серого снега, его воздетые в предгорья языки насыщали воздух холодной влагой и туманом.
Престолы скал, складки долин, черный лес точно вздыбленная шкура – ничтожна любая жизнь, бессильно любое дыхание, угодившее сюда, и не потревожит дремлющие горы цепочка следов, что тянулась, прокладываемая от горизонта к горизонту одиноким путником. Он шел и шел себе, размашистыми шагами обутых в снегоступы ног отмерял расстояние и его кожаные и меховые одеяния не издавали ни единого шороха, словно это не человек, а дикий зверь трусил в своем бесконечном странствии. Причудливые узелки, вышитые волосом орнаменты, пронизь деревянных и костяных бусин покрывали рукава и ворот, подол оленьей замши над меховыми штанами; узоры сходились в обереги и оскаленные морды, фигуры людей и силуэты птиц. Единственное светлое пятно, рыжеватая ушастая шапка, похожая на неопрятное птичье гнездо, капюшоном закрывала голову, и над ней, бессильно грозя высокому предрассветному небу, подрагивали три копья, притороченные на тощий заплечный мешок.
У путника не было лица. Вместо него темный силуэт тонких свитых ремешков и узелков тянулся снизу вверх, ствол древа и его крона, и два светлых, желтых глаза в узких прорезях по обе стороны. Звериные глаза.
Боком, стороной преодолевая горный пик, он медленно обходил его, и следы незаметно загибались в широкий серп; над одним из заснеженных распадков путник остановился, осмотрелся по сторонам и как будто даже принюхался, потом принялся спускаться. Вниз он шел долго, и даже дошел до границы деревьев, до стланика, погребенного тающим снегом, корками хрупкого сыплющегося льда, и у подножия огромной наклоненной ольхи остановился. Сбросив с ног лыжи, обошел дерево, осмотрелся кругом, замер, словно вслушивался в нечто, недоступное обычным чувствам, но лес молчал, и только вдалеке как будто коротко прокаркал ворон. Тогда человек снял со спины мешок, чтобы не возиться с копьями, привязанными ремешками и, раскидав снег носком сапога, развязал пояс и спустил штаны. Рунный жрец Видгрим Хальмундсон почувствовал, как нечто изменяется в плотном плетении вюрда, когда сел срать.
Ворон закаркал вновь и жрец ругнулся вполголоса сквозь зубы, посидел еще и, вытерев задницу горстью снега, подобрал мешок, вскинул на плечо лыжи и принялся пробираться из распадка наверх, на обнажившуюся бровку, вылизанную и вытесанную ледником. Оттуда он, наконец, увидел берег, ветер отбрасывал туман в складки склона и обнажал впереди влажные камни, низкую, прибитую ветром поросль и далекую черную воду.
Видгрим осмотрел горизонт в обе стороны и собрался было повернуть туда же, куда направлялся в обход горы, но ему на глаза попалось крохотное черное пятнышко у самого моря, недвусмысленно лишнее среди полупрозрачного раздетого леса. Подождал – пятнышко не шевелилось, хотя все еще могло оказаться лежащим на земле саенети, по прикидке охотника, горбатая спина зверя как раз могла касаться нижних ветвей. Желтые глаза сузились в прорезях маски и он двинулся вниз по склону, впервые его шаги вызвали шум, шорохи осыпающихся камней, сорвавшихся следом. Ворон молчал.
Чтобы разобрать увиденное в испарениях, поднимающихся от холодной земли, жрецу понадобилось приблизиться до пары километров, но разочарование он не выдал ни возгласом, ни жестом. Всего лишь жалкое жилище, тем не менее, не брошенное – он чуял огонь, очаг, пепел и выстывшие уголья, и хозяина, застарелый человеческий пот и выделанные отсыревшие шкуры.
Но кто прозреет все пророчащие знаки, увиденные сквозь текущую воду? Кто угадает верно, ухватит истину, кто ошибется? Даже держащему нити не дотянуться до истока, и все, что подчас возможно – лишь подойти и взглянуть на безумца, который напрасно привлекал к себе хищное внимание слепой судьбы.
Треск и шум шагов далеко оповещал о приближении жреца, он не таился, то ли не желая испугать местных обитателей, то ли предупреждая о своем вторжении.
Просто шанс убраться прочь.
Но человек, выбравшийся за дверь, вставший перед ней, точно собираясь до последнего защищать свой дом, никуда не спешил бежать, хотя перед Видгримом он и был ущербным карликом. Там, где рунный жрец наклонился, чтобы нависшие сучья не утащили его мохнатую шапку, этот заморыш мог пройти, и над его головой остался бы еще едва ли не метр.
- Что ты делаешь на моем острове?! – Остановившись в десятке шагов, громогласно прорычал пришелец, и под нижним краем маски, в пепельно-черной бороде влажно блеснули желтоватые острые клыки.

#3
Ръярек

Ръярек

    Новичок

  • Империум
  • 5 сообщений

Поистине, Фенрисийская весна была загадочной и по-своему прекрасной. Тающие льды давали притоки новым течениям океанов, изменялась, казалось, сама суть морей, нарушаемая движениями тектонических плит и нескончаемыми вторжениями морских чудищ во владения друг друга. Пару раз, Ръярек был готов в этом поклясться, он видел, как сплетаются в причудливом танце морские змеи. Как бьются они мордами и хвостами, как старые друзья, не видевшиеся пару десятков лиг. Вот только друзья едва ли откусывают друг другу голову. Ръярек чуял их ревностные потуги – вероятно, этих двоих стравила меж собой нужда в продолжении рода. Но все это было чуждо отшельнику.
Его видения обрели иную форму – часто казалось ему, как ворон говорит с ним, как вещает он о силуэтах в ночи и странниках, что не спешат открыть своих лиц. О том, как угроза скользит у берегов и теряется в рощах и пиках скал. Но все это было безразлично Ищущему Тропы, который более не искал ничего, кроме гибели. Даже мысль о достойной смерти в качестве прощения он оставил там, где когда-то чужие оставили лишь пепелище и враний пир.
Весь быт шамана теперь сводился к поиску пропитания в виде рыбалки и охоты, выделке шкур животных, из жил которых позже он делал подобия нитей и мастерил себе одежду, а так же приготовлениям особых трав и отваров, способных прояснить его разум и позволить найти ответы на вопросы, лежащие за гранью его понимания. Но все чаще он просто накуривался до беспамятства в своей хижине, а затем цикл повторялся заново. Скъярр все время обитал где-то рядом, но, словно в насмешку или в акте презрения, не приближался к Ръяреку ближе, чем на пару-тройку метров, предпочитая его компании увлекательные виды,  что открываются с верхушек деревьев.
И даже сейчас, когда незнакомец приближался к хижине, и даже Ръерек, буквально чувствовавший чужака вставшей дыбом гривой, вышел за дверь, крепко сжимая тяжелый дубовый щит и топор, ворон молчал. Предатель в перьях.  
Ръярек отошел от хижины на несколько шагов, дабы меж ним и чужаком не было преград. Он хотел видеть его глаза, и даже тогда, когда он заметил в них отражение собственной смерти, единственное, что он смог выдавить из себя – это хищная, граничащая с безумием и отчаянием ухмылка. Потрясая щитом, он прорычал, стараясь уподобить свой голос голосу чужака:

- Этот остров, как и все прочие, принадлежит тому, кто защищает его! Я здесь достаточно долго, и не помню, чтобы какой-то тролль в шкурах просил меня убраться отсюда. Я построил здесь свое жилище, орудую здесь своими инструментами, и если ты хочешь прогнать меня – Ръярек собрался со всеми силами и волей, немного отставляя левую ногу назад и подгибая их в коленях, готовясь в любую секунду среагировать на атаку – то попробуй.

Сердце его билось ровно, хоть в голове его и бушевала неистовая буря. Он знал, что этот бой станет последним боем в его и без того достаточно длинной, для его позора, жизни. И именно эта мысль придавала ему сил. И лишь тогда, когда меж двумя повисло напряжение тишины, ворон снизошел до того, чтобы сесть на краю хижины, по правое плечо от Ръярека.

- Я тебе все равно этого не прощу, пернатый. – тихо, не прекращая ухмыляться и не разрывая зрительный контакт, выдавил он из себя, будто ворон что-то сказал ему пред тем.
 



#4
Видгрим

Видгрим

    Новичок

  • Космодесант
  • 5 сообщений

Видгрим посмотрел на коротышку с каким-то брезгливым интересом; тощий, грязный, тот потрясал своим смешным оружием, то ли понимая, что бежать ему некуда, то ли и впрямь собираясь подороже продать свою жизнь.
Он стряхнул с плеча мешок и копья стукнулись друг о друга, рядом положил снегоступы, сбросив рукавицы, выпрямился во весь рост, надвинувшись на заморыша.
Интересно, за что тот так хотел сейчас умереть? За покосившуюся хижину, которая едва ли спасает от холода даже весной и за ворох шкур? Верно, если бы жрец спросил, то едва ли получил бы внятный ответ, потому что на этой земле звери и люди почти одно и то же, они танцуют, чередуясь на вышивке, они пожирают друг друга на холодной земле, среди льда и лесов, и они живут глубинными, нутряными порывами, которым не нужны какие-либо оправдания.
Собственно, Видгриму тоже не нужны были слова или причины, чтобы широко усмехнуться и еще шагнуть вперед; он никогда не отказывался от драки, даже если противник такой легковесный и жалкий. И еще очень нахальный.
Разведя голые руки, жрец прикидывал, как ему повернее уронить и не поломать человечка, он хотел только проучить, но не увечить его.
Он подходил и подошел едва ли не вплотную, уверенный в своих силах и скалящий зубы в усмешке, и, поведясь на провокацию, заморыш все же напал, замахнулся топором, метя низко, в бедро, явно намереваясь использовать преимущество своего малого роста. Но желтые звериные глаза только сощурились, когда Видгрим наклонился и просто взял топор левой рукой за топорище позади лезвия, отвел и остановил удар. Могучие пальцы, поросшие островками черной жесткой щетины, сжали смешное оружие как игрушку, и его хозяин принял единственно верное решение – просто бросил его.
Проскочив мимо жреца, заморыш рванул к его вещам, к трем копьям, сиротливо валяющимся на листьях. То ли страх, то ли горячка боя придала сил, но он сумел выхватить одно, наставить на противника и упереть концом в землю.
И теперь взгляд Видгрима стал злым – это ему уже не понравилось, таким копьем он сам мог убить взрослого волка. Ускоряясь, он приблизился и, перехватив топор правой рукой, отодвинул им острие копья в сторону, чтобы, не замедляя движения, просто пнуть противника в его щит. Но удар вышел не столь сокрушительным, каким мог бы быть – нечто угольно-черное беззвучно метнулось в атаку, метя под светло-рыжую шапку. Отвлекаясь, жрец с проклятьем вскинул руку. И огромный ворон, уже почти дотянувшийся до желтых глаз, уже оборвавший тонкий шнурок, на котором держалась маска, кувырком полетел прочь, отброшенный неведомой силой.
- Что?! Меня собирался ограбить придурочный годи и его птица? – Взревел Видгрим, отыскивая глазами отползающего назад заморыша.

#5
Ръярек

Ръярек

    Новичок

  • Империум
  • 5 сообщений

Ръярек молча наблюдал, как чужак сбросил мешок с перевязью копий, чинно сложил снегоступы и сбросил руковицы, медленно надвигаясь. В глазах его Ръярек искал злобы, но не нашел ничего, кроме желтых переливов сомнительного азарта победителя. Если этот тролль надеялся, что так просто сможет вырвать победу, вырвать последнее дыхание из груди шамана, то он был слишком наивен.
Ръярек не понимал, зачем ему понадобилось тревожить покой отшельника. Он помнил много мифов о троллях и сделках с ними, и победах над ними, но не помнил ни одной легенды о троллях, что прогоняли людей с насиженных мест, нагло заявляя свои права. Он вообще не думал, что хоть раз увидит говорящего тролля.
Мерно перешагивая и выжидая, Ръярек, наконец, бросился на противника. Он был проворен, как казалось ему, когда рука уходила в грозный замах, но великан оказался проворнее – неспешным, казалось, движением он перехватил топор за тыльную часть топорища, да такой хваткой, что единственно верным решением было оставить его в лапах выродка.
В считанные мгновения Ищущий тропы метнулся к мешку с перевязью копий, что лежал поодаль. Боги были на его стороне, а руки – достаточно крепки, и ему удалось выхватить одно копье – непропорционально большое для обычного человека – и, уперев в снег, направить прямиком в подмышку противника в надежде пробить артерию или попросту насадить его при помощи его собственного веса.
Увы, но и второй раз удача отвернулась от Ръярека. Грива его вздыбилась, крупный холод прошел по спине, когда он вновь узрел глаза нарушителя – теперь в них горело пламя, что видел он в зрачках глубинных тварей. Злоба. А может, голод? Ръярек не хотел становиться обедом, и когда великан отвел острие копья в сторону, все глубинное взыграло в едином порыве – «Держи щит!»

Удар был поистине устрашающим, по меркам человека. Щит выдержал, но ноги подвели шамана. Пробороздив снег добрых пару метров, он все же рухнул на лопатки, когда краем  глаза заметил, что с троллем что-то не так – Скъярр почти добрался до его лица, когда вдруг Ръярек почувствовал дикую судорогу в груди, а ворон, издав полный отчаяния и беспомощности крик, упал поодаль в снег.
Собравшись с силами так быстро, как мог, Ръярек покрепче перехватил щит – слова чужака будили в нем злобу, что могла бы вскипятить небольшое озеро.

 

- Ограбить?! Ты, снежное отродье, явился к моему дому, незваным гостем, чтобы забрать мои шкуры и оскорбить моего чернокрылого друга! – выкрикнув это, Ръярек рывком согнулся к земле, пуская руку в толщу снега, словно чувствуя подспорье. Когда же окровавленная рука показалась вновь, в ней был зажат достаточно крупный и острый камень. Теперь, то и дело поглядывая на ворона, что так и остался лежать, подергиваясь в снегу, Ръярек действительно был готов умирать. Или убивать. Мало того, что в его владения пришел чужак – так он еще и смеет обвинять его в грабеже!



#6
Видгрим

Видгрим

    Новичок

  • Космодесант
  • 5 сообщений
- Что? Шкуры?!
Оглушительный хохот грянул по лесу, и даже ворон, сумевший перевернуться на лапы и проскакать в сторону, подволакивая крыло, каркнул от неожиданности. С открытым лицом жрец на тролля походил куда меньше, даже, странное дело, сейчас он выглядел чуть ли не моложе грязного и осунувшегося годи, и уж всяко – здоровее. Даже желтые нечеловеческие глаза с черными точками зрачков могли показаться чем-то знакомым... глаза волка, это ими долгие зимние ночи глядели на двуногую добычу.
Аккуратно переступив через лежащую маску, Видгрим не стал ее подбирать, а тяжело уставился на шутника, успевшего подняться на ноги и даже подобрать увесистый камень, невесть как подвернувшийся ему среди прошлогодней промороженной листвы.
- Все, что мне нужно – это найти местного годи, который ничего не смыслит в том, куда сует свой длинный нос. – Жрец продолжил наступать, уверенно и неспешно, - И я его нашел. Брось камень, мозгляк! – Голос стал низким и угрожающим, - Брось, я сказал.

#7
Ръярек

Ръярек

    Новичок

  • Империум
  • 5 сообщений

Ръярек продолжал сжимать камень, искренне недоумевая, что же на самом деле сейчас происходит. Скъярр уже поднялся на лапы, когда чужак вдруг разлил пред собой смех, на который, наверное, не способен никто из обычных смертных.

Для своих размеров этот воин был неимоверно проворным, а его глаза... Его глаза вызывали в душе Ръярека смешанные чувства. С одной стороны, он убедился, что перед ним не тролль. И это было хорошо. С другой стороны, перед ним не стоял человек. Разве что... Камень выпал из руки шамана.

 

- Ты из Небесных Воинов, да? – в голосе его звучал букет из смятения, страха и остатков злости, лихо замешанный на мифах родины. Ищущий Тропы слышал великана в пол уха – настолько сильно было его ошеломление. Щит повис на руке, сжимающей его, казалось, лишь по старой-доброй привычке.

 

- Если ты пришел, чтобы напомнить мне о моем позоре – твой путь был пройден зря – Ръярек теперь всем своим видом выражал скорее горечь и смирение, нежели воинственность, еще минуты назад пылавшую в его сердце.



#8
Видгрим

Видгрим

    Новичок

  • Космодесант
  • 5 сообщений
Он уже много раз видел эти метаморфозы, как поочередно сменяется на обращенных к нему лицах страх, недоверие, благоговение, и нет разницы кто – разряженный аристократ или одетый в шкуры дикарь, и неважно, где – посреди фенрисийского леса или среди строя торжественно салютующих гвардейцев, все будет одно и то же, все будет повторяться, словно кто-то обязал или обрек события на единственно возможный путь. И это правильно. Это хорошо. Таков естественный порядок вещей, право сильного – видеть опущенные взгляды и склоненные головы, единый для и двуногих и для зверей.
- Да, я из них. – Буркнул в бороду Видгрим, рассматривая лицо стоящего перед ним человека, - Но я понятия не имею, о чем ты там лопочешь.
Убедившись, что воспитывать собеседника уже не нужно, жрец подобрал маску, посмотрел на свои сваленные на землю вещи и, немного подумав, подобрал мешок, вернул в связку копье и выбрал место посуше, чтобы устроиться.
- А сейчас ты будешь говорить, а я буду думать. – Рыкнул Видгрим, чтобы прекратить все возможные расспросы и отхождения от причины, которая его привела сюда, - Как давно ты, дрянной годи, докучаешь вигхтам своими вопросами? Что это у тебя за ворон, который хотел унести мою шапку?
Этот человек, который стоял перед ним, являя собой образец почтения к... да, к Небесным Воинам, внутри, с изнанки, был ошибкой природы. Видгрим чуял это так же отчетливо, как чуял запах немытого тела и напяленной человечком шкуры молодой выдры, на которой еще осталась ее кровь и остатки жира. Это нарушение естественного хода вещей, рождение таких, как они, как этот мелкий годи, разумеется, не представляющий, что там, за этим небом, есть еще одно и еще, мириады небес и ни на одном не найдется ни одного духа, в которых он верит. Он, глупый дикарь, достойный уважения единственно за силу характера, свойственную, впрочем, каждому из тех, кто выживал в этом краю, не представляет, кто шепчет ему, кто отвечает с той стороны, с дурной стороны, которая не небо и не лед под ногами.
И раз уж так вышло, что именно сегодня и именно жрец учуял эту дрянь, пришел на ее запах, ему и судить этого одиночку, негодного и ненужного никому, живущего понапрасну. Если нутро его окажется прогнившим и порченным, он оборвет его страдания, и не будет в том ни милосердия, ни страха перед неведомым. Случайностей не бывает и порядок должен быть восстановлен... тем или иным способом.




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных